.
.
.
На главную страницу
Гостевая книга болельщиков ДИНАМО МОСКВА. Открыть в новом окне.
Поиск по сайту
Карта Сайта
Обратная связь
.
bot
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
menu  расширенный поиск
.
.
   АНОНС
.
.
Вышло шесть томов справочника
.04/11/2014
.Вышло шесть томов справочника

Издание уникально


white
   СКАЧАТЬ
.
.
.
.(23/02/2014)
.lp Все протоколы «Динамо» чемпионата СССР 1988 года

.(02/01/2014)
.lp Все протоколы «Динамо» чемпионата СССР 1989 года

.(21/12/2013)
.lp Все протоколы «Динамо» чемпионата СССР 1990 года

.(16/12/2013)
.lp Все протоколы «Динамо» чемпионата СССР 1991 года

.(01/12/2013)
.lp Все протоколы «Динамо» чемпионата России 1992 года


.lp все файлы...
white
white
.

Владимир Савдунин: "Футбол не снится - все больше война". 

     Он - единственный доживший до наших дней участник легендарного английского турне московского "Динамо" 1945 года. И один из немногих футболистов-фронтовиков, кто завтра встретит 63-ю годовщину Победы. В канун которой мы и встретились с четырехкратным чемпионом СССР по футболу и двукратным - по русскому хоккею.

ФИЗПОДГОТОВКА С ВЕДРАМИ

     Отец Владимира Савдунина, Григорий Яковлевич, работал в гараже Совета Министров СССР и возил крупного партийного и государственного деятеля Авеля Енукидзе. Формальная близость к сильным мира сего не приносила, однако, семье особых материальных благ. Жили Савдунины в трех комнатках в подвале двухэтажного деревянного дома неподалеку от Яузы. Каждую весну квартиру заливало, и тогда Григорий Яковлевич клал на пол кирпичи, а на них - старые доски. Впрочем, никому из Савдуниных не казалось, что судьба их в чем-то обделила: примерно так же жили и все вокруг. Из обклеенного черной бумагой репродуктора неслись песни Дунаевского, в кино шли фильмы Александрова, и казалось, что лучше такой жизни и быть не может...
     Много позже футболист Владимир Савдунин поражал и специалистов, и зрителей силой, скоростью и выносливостью. После его ударов вратари порой вместе с мячом влетали в ворота, а на последних минутах матча он действовал так, будто и не знал усталости. Столь же неудержимым был он и на хоккейном поле.
     - Силенки я набрался потому, - объясняет Владимир Григорьевич, - что в детстве мне приходилось выполнять тяжелую домашнюю работу. Водопровода у нас не было, и за водой я бегал на улицу, к колонке. Полдня, бывало, ведра таскаешь, а надо еще и дров наколоть, и печку протопить... Ну а зимой были и другие "упражнения": в наш двор свозили снег с близлежащих улиц, и к весне там вырастали сугробы метра в полтора. Когда снег начинал подтаивать, мы разбивали его ломами, лопатами и выбрасывали на улицу - под колесами машин он быстрее таял...
     К занятиям физкультурой Володю приучил его дядя, который выступал за команду общества "Старт", представлявшую профсоюз шоферов. Володя приходил на все матчи, в которых тот участвовал, а в 15 лет и сам приобщился к футболу: без предварительных испытаний его приняли в детскую команду "Старт".
     - Мне бесплатно выдали футбольную форму, - рассказывает Владимир Григорьевич, - и это сразу же сделало меня героем в глазах наших ребят. У нас был великолепный тренер Виктор Алексеевич Бушуев, воспитавший многих отличных футболистов. Рядом со мной, например, играли Алексей Парамонов и Александр Севидов, ставшие впоследствии знаменитыми мастерами...

"ХОЧЕШЬ ЖРАТЬ - УБЕЙ НЕМЦА"

     10 мая 1941 года Владимиру Савдунину исполнилось 17, а 22 июня он услышал по радио, что началась война. Известие не показалось очень уж страшным: все были убеждены, что "если завтра война, если завтра в поход", то враг будет тут же разгромлен.
     - Спортивная жизнь в Москве не утихала, - вспоминает мой собеседник. - Через месяц после начала войны в парке "Сокольники" должен был состояться матч между московскими динамовцами и футболистами общества "Старт", в команду которого меня включили. Я играл на правом краю против очень известного в те годы защитника Ивана Станкевича. Матч мы, к удивлению многих, выиграли - 4:2. Позже мне говорили, что я попал на заметку тренерам бело-голубых, но вскоре немцы подошли к Москве...
     Правительство эвакуировали в Куйбышев (ныне Самара), туда же направили и Савдунина-старшего. Володя работал слесарем в гараже Совмина и играл в местном "Локомотиве". 1 мая 1942 года принял участие в матче с московскими "Крыльями Советов", который закончился победой куйбышевской команды. Когда немцы были отброшены от столицы, вернулся в Москву, пошел работать на авиазавод.
     - Однажды ехал в трамвае на работу, и меня одолели мысли о том, что вот я, здоровый парень, сижу здесь, в тылу, в то время как идет такая страшная война. Казалось, все смотрят на меня с осуждением... В тот же день подал заявление о том, что хочу добровольцем пойти на фронт.
     Савдунина направили в Ярославль, в пехотное училище, где он провел несколько зимних месяцев. Когда же наши части попали под Харьковом в критическое положение, курсантов бросили им на помощь.
     - И в первом же бою нас разбили, - рассказывает Савдунин. - У нас была одна винтовка на пятерых, рядом стояла пушка, но у артиллеристов было только три снаряда. А на нас шли танки. Люди сходили с ума. В бой мы шли голодные. Командиры говорили нам: "Хочешь жрать - убей немца". У немцев было все, а у нас - кусок сахара да черный сухарь. Таких сухарей я никогда раньше не видел: здоровый и так пересушен, что топором можно рубить. Есть его можно было, только размочив в кипятке. Еще давали кусок рыжего сала, не знаю даже, где такое доставали. После того боя нас расформировали. Меня направили под Воронеж, а потом в Льгов под Курском. Воевать я продолжил уже в разведвзводе, куда отбирали самых сильных и выносливых.

ВСТРЕЧА В ЛЕНИНГРАДЕ

     43-й год. Группа разведчиков получила задание пробраться в немецкий тыл и захватить мост через Южный Буг у села Джулинка.
     - Ночь, валит густой снег, по дороге бредут отступающие немцы, а мы, обгоняя их, едем на броне танка, - вспоминает Владимир Григорьевич. - Немцы идут, не глядя на нас и не сомневаясь, что этот танк, конечно же, свой... И вот так, без единого выстрела, мы подъехали к Южному Бугу. Смотрим - немецкий танк - и никакой охраны. Кто-то из наших дотронулся до него - он еще теплый. Нетрудно было догадаться, что танкисты пошли передохнуть в деревню. Решили их навестить. Нас было 15 человек. Войдя в деревню, прошли по улице в одну сторону, потом в другую. Смотрим - в домах горят свечи и сидят немцы. Открыли по ним огонь, потом бросились к мосту, заняли оборону и пустили ракету, дав сигнал своим, что мы, мол, на месте.
     Шансов уцелеть у разведчиков было мало: для отступавших немцев этот мост был дорогой к спасению. Но на помощь неожиданно пришли... румыны, стоявшие по ту сторону Буга. Когда немцы вступили на мост, румынские союзники встретили их огнем, приняв за русских. Пытаясь спастись, немцы бросались на лед, и он под ними подламывался...
     - А нам, - рассказывает Савдунин, - по радио дали приказ: перейти на другой берег. Мы сели на броню и поехали, но вдруг раздался взрыв, и танк, проломив лед, пошел на дно. Хорошо, было неглубоко: башня всего на метр ушла под воду. Я сбросил ватник, нырнул и помог командиру выбраться. Больше никого спасти не удалось. Отстреливаясь, оттащил танкиста (потом узнал, что его зовут Николай Егоров) в ближайшую хату.
     Савдунин, конечно, не мог предположить, что когда-нибудь вновь встретится с человеком, которого вытащил из танка. Однако судьба, призвав в помощь футбол, позаботилась и об этом. Шел то ли 46-й, то ли 47-й год. В Ленинграде московское "Динамо", за которое он выступал, играло с "Зенитом". И за час до игры афиша встречи попалась на глаза тому самому Егорову, который учился в Ленинграде в военной академии. Увидев фамилию Савдунин, он застыл на месте: "Неужели тот самый?" И после игры пришел в динамовскую раздевалку...
     - Я не поверил своим глазам, - рассказывает Владимир Григорьевич. - Обнялись, расцеловались, и оба заплакали...

СИМПАТИЧНЫЙ НЕМЕЦ

     - В памяти порой остаются вовсе не те операции, за которые ты получил медаль или орден, - продолжает он. - Я, например, никогда не забуду, как после битвы на Прохоровском поле нас, разведчиков, посадили на танки и бросили в бой как десантников. Наш танк подбили, атака сорвалась, и мы под огнем стали пробираться к своим. Я отстал, и меня взяли на прицел немцы - корректировщики огня, занимавшие позицию на холме. Я ползу, а пули свистят все ближе и ближе. Ну, думаю, сейчас подстрелят... Вскочил и бросился бежать. Километра через полтора-два добежал до передовой. Упал в окоп, еле отдышался, а солдаты мне говорят: "Ну, брат, ты и бежал, елки-палки - никогда такого не видели". Когда же добрался до своей бригады, командир сделал мне выговор: ты-то, мол, куда пропал? Разведчики уже новое задание получили, а ты все где-то шляешься! "Пойду назад, - отвечаю. - Постараюсь захватить кого-нибудь из корректировщиков". Вернулся на передовую. "Видите вон тот бугор? - сказал солдатам. - Я пойду туда, а вы прикройте меня огнем". Я не боялся смерти. Убьют? Ну и черт с ним...
     Добежал до бугра, взобрался наверх. Смотрю: в окопе сидят двое немецких наблюдателей. Дал по ним очередь - и в окоп. Один - убит, а второго ударил прикладом по голове. "Давай, - говорю, - вниз". И он без перевода прекрасно меня понял. Усадил его у подножия холма и, время от времени "успокаивая" кулаками, стал ждать, когда за мной придет танк... Когда, наконец, оказался среди своих, подошел командир части: "Надо немца отвести в штаб". Пошли. Перед нами - чистое поле, вокруг - ни кустика... И тут в небе появляется немецкий самолет и начинает за нами охотиться. Мы бросаемся на землю, вскакиваем, бежим и снова падаем. Немец бежал ничуть не хуже меня - никому ведь не хочется умирать... Привел пленного в штаб и вернулся к своим. А на следующий день - бывает же такое! - снова с ним повстречался. Мы доставили в Курск наших ребят, погибших во время последнего боя. Пришли в церковь, попросили священника, чтобы отпел, как полагается, и на грузовике поехали обратно. Смотрим - навстречу везут пленных. И среди них - мой немец. Узнал меня, улыбнулся, помахал мне рукой. Рад был, что остался жив. Я хорошо его запомнил: симпатичный такой мужик, примерно такого же телосложения, что и я...

ВМЕСТО БЕСКОВА

     Владимир Савдунин был награжден двумя орденами Отечественной войны и двумя - Красной Звезды. После третьего ранения, полученного в мае 44-го в Румынии, под Яссами, его направили на лечение в Москву.
     - В один прекрасный день у ворот стадиона "Динамо" встретил Костю Бескова, который служил в 7-м полку МВД. Мы с ним познакомились еще до войны в Лефортове. Там у озера была танцверанда, куда частенько приходил Костя, чистенький, подтянутый и всегда с галстучком...
     Бесков рассказал мне, что команда его полка, за которую он играл, должна была выступить в игре на Кубок Москвы, а он не имел права принять в ней участие, так как был уже приглашен в команду мастеров московского "Динамо". "Сможешь сыграть вместо меня?" - "Конечно, смогу", - сказал я, не сомневаясь в том, что сыграю ничуть не хуже, чем когда-то. И, выйдя вместо Кости на поле в матче с "Фрезером", забил семь голов. Командир полка спросил: "Кто этот парень?" - "С фронта приехал, - ответил Костя, - а сейчас лечится".
     Через несколько дней меня зачислили в 7-й полк МВД, а когда в конце 44-го мы выиграли первенство войск МВД, пригласили в московское "Динамо", где тренером был Михаил Якушин.

РУЖЬЯ "ЗАУЭР" ВМЕСТО КОЛЫМЫ

     В 1946 году "Динамо" неудачно начало сезон, проиграв три матча из шести. Команда здорово отставала от лидеров, и игроки чувствовали, что это им так не пройдет. И не прошло...
     - Однажды, когда мы пришли тренироваться, - вспоминает Савдунин, - к нам приехал помощник министра внутренних дел Иван Кузнецов. Едва поздоровавшись, приказал: "Давайте все на Лубянку, к министру". Вместе с нами отправились председатель ЦС "Динамо" Куприянов и председатель Московского совета нашего общества Буров.
     Нас привели в огромный зал заседаний. По одну сторону стола сидели заместители министра и начальники управлений, в самом конце - министр МВД Круглов. По другую сторону усадили нас. Разборку начали с Хомича: "Какой ты тигр (у Хомича было такое прозвище)? Ты кошка драная.... Играть не умеешь! А вы что смотрите? Вам не стыдно? Подводите свое министерство..."
     "Как там у нас на Колыме? - обратился Круглов к одному из генералов. - Есть свободные бараки?" - "Конечно, есть, товарищ министр. Сколько угодно..."
     "А каково ваше мнение?" - обратился он к другому генералу, и тот с готовностью ответил: "Надо еще проверить, советские ли они люди".
     Мы сидим как пришибленные, а начальники, переходя на мат, продолжают нас шерстить. Но в этот момент слово взял генерал-лейтенант Евгений Петовранов: "Ладно, ребята, не обижайтесь. Надо взять себя в руки, ведь вы вице-чемпионы страны, обыграли англичан..."
     А Круглов уже совсем другим тоном спрашивает: "Какую вы получаете зарплату?" - "От 900 до 1500 рублей, хотя почти все динамовцы - члены сборной СССР. А в "Спартаке" игрокам, входящим в сборную, платят 3 тысячи".
     "Ладно, мы об этом подумаем... Сколько матчей вам осталось сыграть?" - "Шестнадцать". - "Так сколько же я вам должен заплатить, чтобы вы хорошо играли? Так... за каждую игру я вам буду конвертики с деньгами выдавать. С кем у вас следующая встреча?" - "С ЦДКА". - "Если ЦДКА обыграете, всем подарю ружья "Зауэр".
     Буров: "Нельзя им ружья давать - они же перестреляют друг друга". - "Это не ваше дело. Они их продадут и получат деньги. Хорошо. А потом с кем?" - "Со "Спартаком". - "Выиграете - подарю по аккордеону". - "Да они же играть не умеют", - опять Буров. "Это не ваше дело, я сказал. Продадут и получат деньги. Всем присваиваю звание капитана, и будете получать четыре с половиной тысячи рублей плюс за ордена. Словом, обижены не будете. Какое займете место, если выиграете все встречи?" - "Второе". - "Если станете вторыми, каждому подарю по мотоциклу "Ява". Буров и Куприянов и тут не утерпели: "Они же разобьются..." - "Сколько можно говорить, что это не ваше дело? И кроме того, каждую неделю вам будут привозить наши продукты: незачем вам ходить по магазинам".
     Думаю, эта щедрость объяснялась тем, что наши руководители набрали тогда в счет репараций с Германии столько барахла, что не знали, куда его девать. Ну а в магазины ходить и вправду не стоило: в них почти ничего не было.
     "Ну что же, - сказал на прощание Круглов, - давайте договоримся: будете добросовестно относиться к своему делу и играть так, как надо, - все это получите". И вышел. Вслед за ним рванули и остальные начальники. Мы же еще минут сорок, наверное, сидели. Вдруг вбегает Кузнецов: "Чего вы здесь сидите?" - "Не знаем, куда ехать - в Бутырку или сразу на Колыму..." - "Вас ждет автобус. Отправляйтесь на тренировку".
     Пока минут сорок ехали на стадион, нас из капитанов разжаловали в лейтенанты. Оказывается, наши руководители провели дополнительные переговоры с Кругловым: "Как же так? Мы капитаны, а если и футболисты станут капитанами, как же мы сможем ими руководить?" Так мы и остались лейтенантами.

     - А мотоциклы-то получили?
     - Нет. Их направили в динамовскую секцию мотоспорта, а вот ружья и аккордеоны нам выдали.

     ...Его часто преследует сон - на него наезжает танк:
     - Однажды в разведке мы с товарищем устроились под танком. Вдруг откуда-то появились немцы, и танк стал разворачиваться. Как нас не раздавил, не знаю...

     - А футбол не снится?
    - Нет. Только военные сны повторяются...

     Андрей БАТАШЕВ


Подробнее о Савдунин Владимир

Дата публикации: 08 Мая 2008 г.

Источник: Сайт Динамо Москва



  
.
.
.
.
.
.

Динамо Москва Загрузка файлов

НОВОСТИ

 ·

ФОТОГРАФИИ

 ·

ПРОТОКОЛЫ

 ·

ЧЕМПИОНАТЫ

 ·

КУБКИ

 ·

ЕВРОКУБКИ

БОЛЕЛЬЩИКИ · ВИДЕО · МУЗЫКА · ТАБЛО · СТАТИСТИКА · КЛУБЫ · 2012 · 2013 · МЕЖДУНАРОДНЫЕ · КУБКИ ФЕДЕРАЦИИ
ПЕРВАЯ ЛИГА · ОСТАЛЬНЫЕ · ХОККЕЙ · БАСКЕТБОЛ · АРХИВ · КЛИСФ · СТАТИСТИКИ · КАРТА САЙТА · RSS
.
.
.
dw
.
.
dw
.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика каталог статей
.
.
Студия Дизайна Кипарис > Cypress Design Studio.
.